Quantcast
Channel: Последние записи в сообществах | Блог-платформа Your Vision
Viewing all articles
Browse latest Browse all 16277

О Казахстане. Нурали Айтеленов. Блогер печального образа

$
0
0

Почему власти боятся мальчика с бумажкой? Такой вопрос у меня возник, когда я увидел на Youtube как полицейские спешно «сворачивали» одиночные пикеты 21-летнего павлодарца Нурали Айтеленова, ныне живущего в Алматы. Нурали – блогер, автостопер и анархист. Он представитель нового поколения казахстанской оппозиции – более злой, хулиганской, провокационной и неудобной, как властям, так и старшим диссидентам.

Я уже писал о том, как Айтеленов пытался прорваться на обед к акиму Алматы, за что получил 10 суток. 24 февраля он отправился автостопом в Астану, где провёл возле Ак орды одиночный пикет в защиту своих арестованных товарищей-блогеров. После он заехал автостопом на три дня в Павлодар, где мы с ним и побеседовали в кафе «Тарелка» (запланированный обед в столовой горакимата обломался в виду полицейского патруля, дежурившего на входе). Сначала я планировал, что это будет подкаст. Но интервью изобиловало ненормативной лексикой, оскорблениями в адрес всех и вся, и я задолбался его чистить в Adobe Audition. Поэтому решил – пусть будет статья.

От Алматы через Астану до Павлодара Нурали доехал за трое суток, причём, совершенно бесплатно – на попутках, сменив шесть автомобилей. Останавливая тачку, он просил довезти его бесплатно до следующего населенного пункта. Там на трассе ловил очередного водилу. Когда один из шоферов потребовал заплатить за проезд «хотя бы сто тенге», Нурали отказался от его услуг, ведь, смысл автостопа в абсолютно бесплатном проезде. Фотографии своих водителей, мест остановки и придорожных кафешек Айтеленов регулярно выкладывал на своей странице в Фейсбуке. На сайте foursquare он делал чекины для других автопутешественников, где можно вкусно и не дорого поесть.

В общем, по ходу этого путешествия в Фейсбуке Айтеленова можно было лицезреть, где он был, что делал, от его пикета возле Ак орды и присутствия на семинаре по гонзо-журналистике, до его посещения физиотерапевта, стоматолога и туалета. В Павлодар блогер приехал на пустой фуре в весьма потрёпанном виде – его «знаменитый» красный пуховик был порван при задержании полицией, сапоги развалились ещё в Алматы, экран «iPad» покрылся трещинами и был залеплен скотчем. К тому же, Нурали после ночного автостопа был не выспавшимся, у него страшно болела челюсть – по дороге он вырвал себе руками сгнивший коренной зуб. Мой первый вопрос, был задан в грубой форме: нахфига?!!!

Нурали, в тон мне ответил, что пошёл в политику, потому что ему горько видеть, что в богатой стране стало много обездоленных стариков, что «сильные мира сего» нарушают законы, написанные для всех казахстанцев, что бюджетные средства безнаказанно разворовываются чиновниками, и что практически не осталось ни одного законного способа, чтобы эту ситуацию изменить. Поэтому ему остаётся только одно - кричать об этих проблемах на каждом углу, чтобы привлечь к ним внимание, рискуя своим здоровьем и свободой. Нурали сказал, что он по гороскопу Козерог, родившийся в год Козла, и поэтому со всей своей упёртостью будет отстаивать справедливость.

Нурали Айтленов надеется, что часть указанных им проблем можно решить с помощью блогинга и гражданской журналистики. То есть, государственные учреждения должны сделать максимально прозрачными все свои закупки и расходы, а для общественного контроля приглашать блогеров, имеющих соответствующее профильное образование. К примеру, госучреждение проводит тендер на возведение крупного здания. Независимый блогер-эксперт в сфере строительства должен иметь возможность присутствовать на всех этапах - начиная с конкурса на определение подрядчика, до сдачи объекта, ведя летопись этой стройки в своём интернет-дневнике, отмечая недостатки.

Тогда, по мнению, Айтеленова, под пристальным надзором общественности, у чиновников будет меньше шансов своровать деньги или принять недостроенный объект. Во избежание попыток подкупа блогеров, он предлагает выбирать их для блог-туров не по фамилиям, одобренным пресс-службами, а методом случайных чисел, с помощью специально созданной компьютерной программы.

- Вот ты вышел на первую акцию, которая запомнилась многим твоим кличем: «блогеры, выходите!». Какой результат от этой акции ты ожидал?

- Я рассчитывал, что в худшем случае нас заберут и доставят в РУВД, подержат три часа и пинком отправят домой. Лучший вариант – нас допустят на встречу с блогерами к акиму Алматы Ахметжану Есимову и мы сможем задать ему свои вопросы по благоустройству города, чтобы потом разместить его ответы в своих блогах. Но, всё произошло иначе – нам дали по 10 суток.

- Давай по второй твоей акции. Ты поехал за 1200 километров в Астану, чтобы провести там пикет в защиту алматинских блогеров Щёлокова и Цуканова, которых накануне полиция закрыла на 15 суток.

- Буквально за пять минут до проведения этой акции я уведомил своих подписчиков на Фейсбуке. У меня уже было заготовлено послание. У меня был один минус – я не проработал вопрос с СМИ. Есть журналисты-крысы, которые завербованы на приглашение сотрудников правопорядка. В итоге акция возле Ак орды продлилась всего 30 секунд. Я едва успел развернуть плакат, там было написано: «Свободу блогерам Щёлокову и Цуканову!». Потом меня скрутила полиция.

- Буквально накануне этой акции в своём блоге в статье «Блогеры, с вещами на выход» я предположил, что для оппозиции "не важно, с каким плакатом выходить на улицу и по какому поводу. Самое главное – запечатлеть на видео и быстро слить в интернет факт запрещения пикета, задержание, во время которого активисты обычно истошно вопят, падают на пол, заставляя себя тащить по земле, в общем, разыгрывают перед камерой целую трагедию". Ты сделал всё то же самое. Зачем ты упал при задержании возле Ак орды?

- Я хотел инсценировать, как это было во время арестов митингующих на Болотной площади в Москве. Там их несли за руки и за ноги. У нас тупо поволокли.

- Одно я не понял – вот ты вышел к Ак орде с плакатом. Там степь голая. Людей нет за километр. Обычно пикеты проводят в людных местах, чтобы прохожие видели и слышали твои воззвания, а тут ты кому плакат свой показывал?

- У меня один знакомый видеоблогер присутствовал на этой акции – Санат. Он снял меня на фоне Ак орды.

- Что тебе было за этот пикет?

- Штраф – три МРП. Это около шести тысяч тенге. Но я не согласен с решением суда и написал апелляционную жалобу.

- Я видел твою апелляцию, ты выложил её в интернете. Откуда такие знания международного законодательства?

- Все эти пункты из международного законодательства я собирал по кусочку в интернете, где-то у активистов, которые выходили в Алматы на митинг против девальвации, где-то у правозащитницы Бахытжан Торегожиной. Она мне помогает.

- Почему отказываешься платить штраф? Денег жалко?

- Дело не в деньгах, а в принципе. Да и шесть тысяч для меня не лишние. У меня кредит в «Kaspi Bank». Каждый месяц надо по 15 000 тенге выплачивать. Сейчас сделал рефинансирование по пять тысяч. Всё равно не легче.

- Вот и не понятно: у человека кредит в банке, штраф, который нужно выплачивать, а он вместо того, чтобы искать работу, по стране автостопом катается с акциями протеста.

- Я сам по себе такой человек. Если я вижу, что я сейчас не найду работу, что толку сидеть? Только выехал, звонят: Нурали, приглашаем вас на работу. Не могли позвонить, когда я был в городе?

- Как ты думаешь, почему тебе не дали провести пикет? Ну, попозировал бы ты там с плакатом, что страшного?

- Власть боится нас, власть следит за нами, власть угрожает нам, власть садит нас.

- Когда ты говоришь «нас», кого ты подразумеваешь?

- Нас – гражданских журналистов, блогеров. Это Дмитрий Щёлоков, Андрей Цуканов, Ринат Кибраев, Дина Байдилдаева. Но Дину они боятся трогать, потому что она журналист Радио «Свобода», а оно спонсируется Конгрессом США.

- Почему обе твои акции охотно и оперативно освещали американские СМИ, я подразумеваю Радио «Азаттык» - Радио «Свобода»?

- На первую акцию я пригласил ребят - Дмитрия Щёлокова и Рината Кибраева (авторы антиназарбаевского видеопроекта «Коз Ашу», – авт.). Они распространили информацию об этой акции в своих соцсетях. Потом, я просил Дину Байдилдаеву с Радио «Азаттык» оповестить СМИ за три часа до акции. Она сказала: окей!

- Теперь вопрос в лоб: кто тебя финансирует? Откуда у тебя деньги на перемещение, ночлег, питание и т.д.?

- Мне в интернете говорят, что меня финансируют американцы, что я хочу заработать у них денежку. Также говорят, что нас Аблязов проплачивает. Скажу по чесноку: Аблязов – …, я не поддерживаю его позицию. Хотите верьте, хотите нет. Сейчас я безработный. Живу, грубо говоря, на подачках. В Алматы один мой знакомый, не оппозиционер и не политик, помог мне пятью тысячами тенге. Есть паренёк по имени Нуркен, он дал мне в займы 10 000 тенге. В Астане человек по имени Байкен помог мне финансово, понял мою ситуацию. Есть моя неофициальная работа – переустановка программного обеспечения. Вот все мои деньги (вываливает на стол мелочь из карманов) – три тысячи девяносто пять тенге. Обо всех своих расходах в кафешках я сообщаю в Фейсбуке.

- С какой целью ты приехал в Павлодар?

- Я хочу сфотографировать город, где я родился и провёл большую часть своей жизни. Сниму родительский дом, где прошло моё детство, детский сад, школу. Иногда просматриваю видеокассету, каким я был в то время маленьким, милым ребёнком. Помню отрывок, когда родители привели меня первый раз в детский сад. Я когда смотрел, плакал.

- Родители за тебя волнуются. Смотрю, отец тебя через Фейсбук разыскивает.

- Родителям я сразу сказал, что буду заниматься гражданской журналистикой, буду освещать острые темы, которые не покажут по телевизору. Если я занимаюсь этим, то буду идти до конца.

- А если возникнет угроза тебе или твоей семье, попросишь политическое убежище в другой стране?

- Я не собираюсь становиться крысой, которая подожмёт хвост и сбежит с тонущего корабля. Когда мне в интернете задают такие вопросы, я говорю: ребята, вы мне, что, угрожаете?

- Значит, по приезду в Алматы ты продолжишь свои акции протеста?

- Мне адвокат сказал, что по Закону, если я в течение 8 месяцев буду задержан за акции, меня ждёт уже уголовное наказание, срок до года.

- Оно тебе надо?

- Кто-то должен менять жизнь в стране?

- Но, ты же не сможешь изменить её сидя в тюрьме?

- Но, я хотя бы попытаюсь это сделать.

На этом наши дороги с Нурали Айтеленовым разошлись. Он отправился автостопом в Курчатов. Там, судя по записям в Фейсбуке, его поймали военные во время съёмок каких-то стратегических объектов и стёрли с его фотокамеры часть снимков. Какого чёрта он туда попёрся? Там тоже прошло его детство? Потом с горем пополам путешественник, едва не замёрзнув в степи, добрался в Астану, где друзья купили ему билет на скоростной поезд Тальго до Алматы. Айтеленов торопился попасть в южную столицу, чтобы успеть к освобождению из заключения своих соратников Щёлокова и Цуканова. 12 марта он был уже дома. На этом закончилось его 17-дневное путешествие. Как прикололся один мой знакомый, если бы Нурали продолжил свои бессмысленные и беспощадные гастроли, то со следующей акции его забрали бы не полицейские, а санитары.

Фото автора и с Фейсбука Нурали Айтеленова.

При перепечатке ссылка на автора и блог sincerum.yvision.kz обязательна.


Viewing all articles
Browse latest Browse all 16277

Latest Images

Trending Articles



Latest Images