Quantcast
Channel: Последние записи в сообществах | Блог-платформа Your Vision
Viewing all articles
Browse latest Browse all 16277

Art - Искусство. Премьера «Тоски» в Астана-опера

$
0
0

В Астане-опера прошла премьера «Тоски» Пуччини, чувствую, что должна написать об этом, прошла неделя, в прессе тишина, а ведь это одна из самых замечательных опер в мире. А у нас народ неправильно ставит ударение в этой опере, и ждет соответствующих эмоций, избегая ходить в театр, мне было смешно, когда я увидела афиши Астана-опера с ударением на первом слоге. ГАТОБ оказался не таким простым, в его репертуаре оперу назвали «Флория Тоска»  –  это имя и фамилия героини.

В Астане я не была, посмотрела премьеру по прямой трансляции http://tengrinews.kz/tv/ 11 мая, не обессудьте, считайте, что я там побывала.

В Астане-опера на премьерах всегда поют приглашенные звезды, поэтому они, премьеры, прошли на высоком уровне, надеюсь, что они смогут удержать планку с местными певцами. Бюджет у театра неограниченно-большой, поэтому они тупо купили готовую постановку у Ла Скала. В Астану спрыгнул целый десант итальянских специалистов, они смонтировали декорации, пошили вручную костюмы из хороших тканей и отрепетировали саму оперу. Кому интересны детали и имена, прошу на сайт театра, там все очень хорошо и подробно освещено. http://astanaopera.kz/la-skala-na-scene-astana-opera/

Постановка фантастическая, на высшем уровне, но прежде чем описать, как это было, я постараюсь объяснить, почему эта опера так грандиозна, почему является одной из самых ставящихся опер в мире, в своём блоге я занимаюсь просвещением молодежи, а не писанием рецензий, я их и писать-то не умею.

Существует довольно большая группа оперных меломанов буйные такие, которых называют тоска-маньяки, это их любимая опера. Я к ним не отношусь, я просто маньяк, оперный, но и на меня это опера произвела сильное впечатление, история страшная и хорошо написанная. Правда, чтобы она оказала свое действие на души, она должна быть исполнена хорошим дирижером на хорошем оркестре, это самое главное условие, ну а второе условие обычное – хорошие голосистые исполнители.

Опера увидела свет в первый год 20 века, в 1900 году, она совсем не такая, какими были итальянские оперы прошедших веков. Наступали другие времена, и Джакомо Пуччини гениально  смог это предвидеть. Композитор относится к течению веризм, от слова «vero» - «правда». Это течение началось в 80 х годах 19 века сначала в литературе, был манифест итальянских писателей-веристов, всем хотелось правды, психологической достоверности, натурализма, всех заинтересовало тяжелое положение бедняков, их быта, темной стороны жизни. (В России тоже появились свои Короленко, народовольцы пошли в народ, и в других странах похожее было, просто веризм – это итальянское название и течение). Общественный интерес принес это и в музыку, в оперы, композиторы этого течения Масканьи, Леонкавалло, другие, Пуччини в этом ряду самый выдающийся.

Веристские оперы кинематографичны, там между действием как будто монтажная склейка, арии становятся как песни, а оркестровка наоборот усложняется, музыка новая, с тонально-хроматическими экспериментами, с джазовым звучанием. Тексты либретто тоже снимаются с котурнов театральности и становятся как речь, как разговор.

В те времена была очень модной и популярной драма Викторьена Сарду «Тоска», где Сара Бернар от «гребенок до ног» выламывала драму, для нее пьеса и была написана. Говорят, Верди, увидев этот спектакль, захотел писать оперу, но как очевидно, не написал. Право на оперу отдали одному малоизвестному композитору, который ее уже начал сочинять, когда Пуччини изъявил свое желание. Пришлось его агенту интриговать, права забрали у молодого композитора и отдали знаменитому композитору, нам всем очень повезло.

Коротко, это история репрессий, политического преследования и вмешательства спецслужб в жизнь людей, там есть все: их манипуляции и запугивание людей, допросы с пытками, расстрел на рассвете без суда, даже использование служебного положения, чтобы переспать с красивой актрисой. Сколько раз это было в истории, существование спецполиции и их глав, этих Малют  Скуратовых, Лаврентий Палычей, многих других, в опере деятеля зовут барон Скарпиа. Страшно жить, любить, заниматься искусством и политикой в такие времена!

История ужасная, и Пуччини смог это передать своей музыкой. После премьеры оперные критики его обвиняли в музыкальном садизме (из-за сцены пыток). Он написал мощную вагнерианскую оркестровку оперы. Использовал интервал увеличенную кварту, так называемый дьявольский тритон, который в средние века был запрещен церковниками для исполнения музыкантами, он создает тревожное чувство. Тревога в опере сменяется на картины любви, разговорчики героев, довольно бытовые,  сменяются на головокружительно прекрасные теноровые арии, их часто любят тенора в концертах петь. Единственное, что мне не нравится в этой опере – это разговорчики, которые певцы поют, но это не благозвучный речитатив, как в старинных операх, например у Моцарта, а что-то новое, Тоска, главная героиня, издает такие звуки при этом, что кровь стынет.

В опере Пуччини использовал  звучание церковных колоколов, в том числе нижнее ми самого большого колокола церкви Святого Петра в Риме. В опере есть красивое церковное богослужение с кардиналом и песнопением молитвы Te Deum на фоне зловещих планов и эротических фантазий главы политической полиции Скарпиа. Действие оперы многомерное, например, в сцене в кабинете Скарпиа отдает приказы своим офицерам, угрожает им смертью за неисполнение, а за сценой исполняется небесной красоты кантата Inno di Gloria Тоской и хором. Пуччини в опере рисует музыкальные пейзажи, у него там есть момент рассвета солнца в Риме и песенка пастушка, народная, совсем музыкально не связанная с оперой, где-то идет простая жизнь. В опере есть три мрачных аккорда, лейтмотив Скарпиа, которые звучат на протяжении всей оперы, давая понять, что нависшая опасность никуда не делась. Музыкальная вселенная этой оперы ошеломляет (ну, кроме разговоров, я про себя говорю, тоска-маньяки ловят каждый звук). У Пуччини в операх всегда есть Эрос и Танатос, но в этой опере их противопоставление и победа Танатоса, Смерти, над Любовью особенно сильно выражено.

Вернусь уже к постановке Астана-оперы. Декорации великолепные, это огромные колонны и стены, стоящие диагонально, под углом, обломанные, уходящие высоко. Мир повернут, чувствуется тревога. В либретто точно указана выдуманная капелла церкви Сант’Андреа делла Валле, но декорации больше похожи на другую церковь, Сант’Андреа Квиринале с архитектурой Бернини. Сцена большую часть освещена свечами, или адским красноватым светом. Все уже настраивает на соответствующий лад.

Премьера длилась три дня, пели разные солисты, 11 мая Тоску исполнила Екатерина Шиманович из Белоруссии, солистка Мариинского театра. Тоска это зрелая женщина, красавица, знаменитая певица, экзальтированная, ревнивая, но добрая, любит своего художника, политикой не занимается. Партия сложная, для сильного и крепкого голоса, драматического сопрано, сплошное напряжение, палитра эмоций, любовь, потом ревность, потом подозрения. Потом муки в кабинете у Скарпиа, она слышит крики пытаемого Каварадосси, выдает того, о ком Каварадосси молчит. Но Скарпии этого мало ему ещё и любовь ее нужна, тут же на кушетке в кабинете. Великолепно исполняет арию "Vissi d'arte", такой призыв к Богу, «За что, за что, О Боже!?».

Первоначально этой арии не было, но первая исполнительница Тоски Hariclea Darclée буквально выцыганила ее у композитора, потому что у всех героев есть арии, и по несколько, а у Тоски, именем которой опера названа, арии нет! Пуччини не хотел этой арии, потому что при ее исполнении действие оперы останавливается (так происходит всегда во всех операх во время арий), он хотел, чтобы действие все время двигалось, веризм же! Но уломали его, и получилось хорошо, потому что и ария очень красивая, ее часто исполняют на концертах, и передышка для публики.

Спев арию, Тоска закалывает Скарпиа фруктовым ножичком, прямо в сердце, «Тоска крепко целует», звенящим голосом: «Умирай, умирай», по-итальянски, естественно. Свечи над трупом расставляет, руки мертвецу складывает, истеричка, и музыка это дело иллюстрирует. Екатерина все это и спела голосом и сыграла, у нее даже внешность подходящая для Тоски, черноглазая брюнетка с выразительной мимикой. Раньше она была меццо-сопрано, мне в ютубе попалась ее запись, у нее был хороший густой низкий женский голос, но что-то раскрылось, поменялся тембр голоса, и она стала сопрано с крепким голосом, как раз для таких партий.

Кавалера Каварадосси, художника, которого пытали и расстреляли, пел Георгий Ониани. Мы его знаем, он пел Радамеса в «Аиде» в прошлом году на Вердиевском фестивале, устроенного Казкомом. Я его там слышала в живую, голос у него невероятной силы и красоты, просто огромный голос, с легкостью он берет самые высокие теноровые ноты, настоящий драматический тенор! Он из Грузии, давно поет на лучших сценах Европы. Хорошо сделал партию, без мелодраматического надрыва, хотя ему там много пришлось пострадать. Он сыграл безрассудство Марио Каварадосси, которое погубило всех. Он рисовал кающуюся Магдалину в церкви, когда там прятался беглый узник, политический враг правящего режима, один из семи бывших консулов Римской республики, которого потом преследовал и искал Скарпиа. Его арестовали, потому что он очень нагло вел себя с ищейками. Это не показано в опере, об этом поет тенор, играющий второстепенную роль. Каварадосси не сломили пытки, он не выдал консула, консула выдала Тоска, он отправился на расстрел, думая только о ней. Тоска пришла на крышу Замка Сант’Анжело, получила свидание, показала пропуск и сказала, что казнь будет фальшивая. На фоне скульптуры Архангела Михаила они спели дуэт надежды и любви. Потом пришли солдаты и расстреляли кавалера. Тоска понимает, что ее Марио мертв, в это время крыша заполняется солдатами, нашли тело Скаприа.

Уже много лет упорно ходит миф, что якобы в каком-то театре кто-то подшутил, и подложил вместо мягкого матраса батут, и на фоне трагического финала изумленная публика наблюдает, как летает Тоска, корпулентная дама с формами, таков антропологический тип певиц, в горле которых рождаются столь сильные и страстные звуки драматического сопрано. Думаю, это просто анекдот. Но финал действительно таков, Тоски всех стран, всех постановок, всегда кидаются вниз.

Вот этот замок:

И там действительно есть статуя Михаила Архангела.

Скарпиа, самого главного героя этой оперы, спел баритон Борис Стаценко, бывший солист Большого театра, сейчас поет в Европе. Тоже очень мне он понравился. Скарпиа коварный злодей, его обуревают страсти, это видно в арии “Va Tosca”, (Иди, Тоска), кощунственно спетой им на фоне «Te Deum», гимна, в котором славят Бога, и прославление Бога превращается в противоположность, в ужас, в сатанинское, в кровавое, в красное. Все есть в музыке, но и сцена поставлено хорошо: процессия возглавляемая кардиналом, в митре, сделанной вручную, все натурально. Только итальянцы могли сделать это так достоверно. У Стаценко хороший голос, хорошая внешность, солидный седовласый господин, актерская игра неимоверная. Скарпиа носит маски, любезный ироничный галантный, а на самом деле монстр, садистичный, коварный, для меня показательно, как он своих подчиненных за горло хватает и пугает, чтобы добиться от них рытья земли носом. Опера обычно упрощена драматургически, многие нюансы пьесы, по которой она поставлена, остаются за кадром, но не в этом случае. Хорошо бы еще итальянский знать для полного охвата всех смыслов.

Не смогла обойтись без описания сюжета, извините, затянула. Все эти события происходят во время победы Наполеона при Маренго. 1800 год.

Остальные персонажи исполнялись местными певцами, я с удовольствием узнала нашего баса Болата Есимханова, он прекрасно спел партию Тюремщика, голос его звучал, и баритона Талгата Галеева в партии полицейского агента, а ведь эти певцы могут петь большие партии, но на фоне приглашенных звезд поют моржовые партии. Остальных не знаю.

Это было сильное действие. У театра Астана-опера появилась постановка мирового уровня.

Не могу не проанализировать постановку ГАТОБ «Флория Тоска». Я много раз на ней была, иногда она продирает как ей полагается, иногда это просто хорошее исполнение, иногда – ужасное. Обычное дело.

Но постановки не сравнить. Первое действие в церкви это убогие шаткие фанерные декорации, ничего близкого похожего на богатейшую барочную церковь с куполами, фресками, колоннами и скульптурами.

Но дело даже не в декорации, декорации обусловлены финансированием, вся сценография меня не устраивает, режиссура. ГАТОБ – театра с плохим, халатным, безразличным менеджментом, им ничего не надо, руководство ГАТОБ это лежачий камень, я сравниваю с Астана-оперой. Равнодушие, похуизм, нелюбовь к опере! Мальчиков-хористов нет, а в Астана-опера есть, в ГАТОБ поют взрослые хористы, а это другие голоса. Раньше при театре была детская студия, при Консерватории был свой оперный театр, всё разогнали, все порушили, и виноват в этом Несипбаев Габит, органист.

Короче, в «Пиковой даме» должен быть хор мальчиков! В «Тоске» должен быть хор мальчиков! Еще где, вспомню. Будьте любезны организовать детскую студию, искать и работать с детьми, занимать их в постановках, как во всем мире делается! Работать надо! Меня распирает, гнев из ушей и ноздрей.

Второе действие, в кабинете Скарпиа – в ГАТОБ сделано нормально, я не вижу недостатков. Все продумано и хорошо выглядит. Кроме одного постановочного места, разложения свечей над телом зарезанного Скарпиа. В ГАТОБ Тоска, пока играет «эта» музыка, просто тушит свечи, в этой опере каждая нота имеет смысл. В Метрополитен-опера Мария Гулегина расставляет свечи на полу, это сильная сцена. Вот что написано в либретто:

(si avvia per uscire, ma si pente, va a prendere le due candele che sono sulla mensola a sinistra e le accende al candelabro sulla tavola spegnendo poi questo. Colloca una candela accesa a destra della testa di Scarpia. Mette l'altra candela a sinistra . Cerca di nuovo intorno e vedendo un crocefisso va a staccarlo dalla parete e portandolo religiosamente si inginocchia per posarlo sul petto di Scarpia. Si alza e con grande precauzione esce, richiudendo dietro a sé la porta)

Уходит, но раскаявшись, возвращается, берет две свечи, которые горят на столе. Кладет одну свечу справа от головы Скарпиа, другую слева. Посмотрев вокруг, видит распятие, снимает его со стены, и с религиозным видом, встав на колени, кладет его на грудь Скарпиа. Поднимается и с большой осторожностью выходит, закрыв за собой дверь.

Сцена достойная Сары Бернар!

Кому либретто, вот оно http://opera.stanford.edu/Puccini/Tosca/libretto.html.

Такое совпадение, но за неделю до премьеры «Тоски» в Астана-опера, я была на «Тоске» в ГАТОБ. Дебютировал в партии Каварадосси Меир Байнешев, это не его партия. Слишком молод и не зрел, оставил холодным и равнодушным, слезу в последней арии E lucevan le stelle из меня не вышиб. И пел технически нечисто.

Тоску пела Балапан Жубаева, нормально, мне понравилось, но она бывает и лучше отжигает. Очень красиво у нее получилось спеть кантату за сценой.

Скарпиа Талгата Кузембаева был хорош, он у него вышел омерзительным злодеем. Вообще, он мне в последнее время нравится,  экстатически спел Эбн-Хакию в последней Иоланте, и это при том, что мне не нравится его тембр голоса.

Трехминутную арию пастушка за сценой пела Ольга Лукашева. Честно сказать, я бы пришла на эту оперу только ради нее. Она сорвала голос, заменяя с больным горлом Жамилю Баспакову, только из-за этого преступления нужно расстрелять из говномета Несипбаева и Шалабаева! Почему заставили певицу с уникальным голосом петь в больном состоянии, это же вредительство!?? Она долго не могла петь. Но в этот раз звучала хорошо, мощно, красиво, правда без хрусталя в голосе. Партия эта написана для voce bianca, «белого голоса», можно еще перевести как высокочастотного или скрипичного, как раз подходит под Ольгины характеристики. Но в последнее время в партиях пастушка поют мальчики-альты, звучит по народному. В Астана-опере так и было, только, кажется, это девочка была. Я не совсем поняла. Такие вещи на контрасте с академическими голосами оказывают сильное действие. Можно послушать отрывок вот тут, кто поет, не знаю https://app.box.com/shared/uoxkupcytt

В ГАТОБ швах с басами, обе басовые партии, Ризничего и Тюремщика исполнили баритоны Дулат Токанов и Есенгельды Рзин. Ничего не скажу, хорошо, лучше спели, чем это сделали бы оставшиеся в ГАТОБ басы Аукатов и Гизатулин. Серик Аукатов спел политического узника Анджелотти, все его недостатки при нем – это его «ругательная» манера пения.

Дирижировал Нурлан Жарасов, замечательно. Но при том, что все вроде было хорошо, опера в этот паз прошла скучно.

 

Viewing all articles
Browse latest Browse all 16277

Latest Images

Trending Articles





Latest Images