Quantcast
Channel: Последние записи в сообществах | Блог-платформа Your Vision
Viewing all articles
Browse latest Browse all 16277

О Казахстане. Бюро по правам человека о деле Суюндикова

$
0
0
2013-12-24 автор:  Андрей ГРИШИН, журналист КМБПЧиСЗ Комментариев: 0 просмотров: 6
Прокурорская дочка и прокрустово ложе закона

О том, что не дай Бог, в Казахстане попасть под следствие или в руки правосудия – знает каждый. И дело вовсе не в неотвратимости наказания, а как раз наоборот: то, что во всей нашей правоохранительно-судебной системе из всех законов работают разве что законы физики.

Не очень красивая, но вполне типичная история, в которой теоретически могли оказаться многие из казахстанцев мужского пола, обернулась для двух приятелей - Мурата Суюндыкова и Мурата Тусупова - вполне конкретными сроками заключения. Сейчас адвокат Суюндыкова направил кассационную жалобу на рассмотрение, после того как апелляционная инстанция оставила все как есть: и очевидные недоработки следствия, и прямое нарушение законодательства, равнозначно незамеченные ранее судьей Сарыаркинского районного суда №2 г. Астаны Семеновой.

Караоке с продолжением

31 марта 2011 г. в Астане руководитель строительного ТОО М.Суюндыков и перегонщик авто М.Тусупов отмечали день рождения своего друга в недешевом астанинском караоке-баре. Позже к ним присоединилась Д., с которой Тусупов познакомился месяц назад. Надо отметить, что позже в своих показаниях Д. рассказывала, что между ней и Тусуповым была исключительно платоническая дружба (хотя всем знакомым он представлял Д. как свою девушку), видимо, скрепленная общей любовью к хорошей кухне, т.к. они неоднократно посещали дорогие столичные ресторации. Иногда их уединение скрашивал и Суюндыков, человек вполне состоятельный и расплачивающийся за всех троих.

В тот вечер, как утверждали Суюндыков с Тусуповым, а также другие участники посиделки, все активно потребляли виски, в том числе и Д., которая явно перебрала (о чем она не скрывала и в своих показаниях).

Дальше уже показания расходятся. Д. рассказывает, что она попросила Мурата вызвать ей такси, чтобы тот отвез ее до дома, но вместо этого такси повезло их на съемную квартиру Тусупова. И уже тогда вроде как четко определились намерения Тусупова и позже примкнувшего к нему Суюндыкова – склонить девушку к сексу. Причем склонение, как указывает Д., началось еще в такси, из которого путем уговоров водителя Д. смогла выйти. Тогда ее бой-френд позвонил Суюндыкову, приехавшего из бара по вызову на своем «Лексусе», и тут уже применяя грубую физическую силу, девушку затолкали в кабину, после чего доставили к дому со съемной квартирой. Между тем избиения продолжались и в подъезде, и на квартире. Из-за чего сломленная девушка вынуждена была неоднократно удовлетворить «низменные половые потребности» обоих мужчин. А чтобы соседи не услышали криков, те включили погромче телевизор.

Когда все закончилось, насильники позволили девушке пойти в ванную, откуда она и позвонила в полицию, но толком объяснить ничего не могла, так как не знала адреса. Испугавшись последствий, ее доставили домой, откуда она снова вызвала полицию, и уже вместе с группой стражей порядка подъехала к нехорошей квартире. Правда, там никого не оказалось, так что пришлось пойти на хитрость – позвонить Тусупову, сославшись на то, что оставила ключи от дома. Уже через пять минут они подъехали на машине Суюндыкова: увидев полицейских, Тусупов бросился наутек, но найти его не составило никакого труда.

 

Цена чести девичьей - 5000 долларов и авто

На следующий день произошло то, что девушка назвала «извинениями», а Суюндыков – торгом. С его слов, честь девушки, равно как и его свобода, были оценены изначально в 300 тысяч «зеленых», которые быстро опустились до 30 тысяч, и, наконец, остановились на пяти тысячах плюс автомобиль «Тойота-камри». Что и было сделано Суюндыковым. В ответ жертва насилия должна была написать встречное заявление об отсутствии претензий к Суюндыкову. Однако после нотариально заверенной передачи денег и авто, она потребовала дать ей письменные извинения вместе с признанием в совершении изнасилования. Однако, поскольку со слов потерпевшей, Суюндыков ограничился только устными извинениями, а с его позиций, никакого изнасилования не было и вовсе, то, получив компенсацию, Д. посчитала, что материального наказания будет недостаточно, и тогда в деле появилось единственное неопровержимое доказательство.

Оба Мурата предстали перед судом, закончившийся для Тусупова (сбежал от полиции, имел судимости и не пытался примириться с девушкой) восемью годами лишения свободы с взысканием материального вреда в размере миллиона тенге. Для Суюндыкова – на год с половиной меньше и без выплаты материального вреда, хотя дама изначально настаивала на дополнительной выплате еще трех с половиной миллионов тенге.

Вот только на суде встали всплывать все больше фактов, указывающих, что картина могла быть совершенно иной, нежели ее описала пострадавшая.

Судья Семенова посчитала, что необходимо критически отнестись к показаниям работников караоке-бара видевших, в каком состоянии была будущая жертва и какие коленкоры она там выписывала, так что приходилось ее мягко приводить в чувство. Не менее критически судья отнеслась и к показаниям соседей, проживающих на той же площадке, где и была съемная квартира. Пятеро соседей показали, что не криков, ни громко включенного телевизора они не слышали, несмотря на смежность стен.

На девушке, которую били по лицу, волокли по земле, ну и вообще к которой всячески прикладывали физическую силу, экспертиза не нашла иных следов, кроме как на руках (по показаниям Суюндыкова, ее приходилось поднимать, когда она упала на пол).

«Насильники» сами отвезли девушку до дома, а потом вернулись к «месту преступления», чтобы она забрала свои якобы забытые ключи.

И наконец, адвокат Суюндыкова - Ж.Жумабаева приложила максимум усилий, чтобы обратить внимание на самое поразительное несоответствие.

Сила, (а точнее дело) - в плавках

Если не вдаваться в подробности, то сообщим, что комиссионная экспертиза не смога показать причастность Суюндыкова, равно как и Тусупова – ни повреждений у пострадавшей, ни следов «присутствия» Суюндыкова-Тусупова в указанной гражданке не обнаружилось. После чего дело зависло…

Но через два месяца, когда уже процессуально вышли сроки предварительного следствия, Д. приносит следователю… свои плавки (причем другого цвета, нежели фигурировавшие по описанию в деле) вместе с гигиенической прокладкой, бывшей на потерпевшей в тот вечер. Через пять дней появляется молекулярно-генетическая экспертиза, нашедшая на них генетические следы одного Суюндыкова.

Почему раньше следователь, а также Д. (кстати, дочь следственного работника Генпрокуратуры) не додумались до такого простого шага – объяснить никто не потрудился. Тем не менее, вещдоки хранились у Д. на всякий случай, пока таковой не предстал. Зато адвокат Суюндыкова выдвинула свою, никем и ничем не опровергнутую версию.

«Указанное доказательство на плавках потерпевшей могло появиться вследствие подтасовки фактов органами предварительного следствия и экспертами», - высказала она свое мнение и пояснила как: после задержания у участников инцидента были взяты на экспертизу генетические материалы – то есть слюна. Однако, как помнится, первая экспертиза не смогла дать подтверждения преступления. А вот после появления у следователя плавок и, имея в наличии слюну подозреваемого, организовать контакт слюны, содержащей ДНК, с плавками ничего не стоит.

 

Ну а почему Тусупов пытался убежать от полиции, а Суюндыков пытался откупиться от преступления, которого он вроде не совершал?

Первый объяснил своей боязнью полиции (ну и не исключено, что подкреплена она была алкоголем), а второй тем, что понял, что стал жертвой традиционной «разводки» на деньги, когда доказывать свою правоту – себе дороже. Тем более что трудно доказать, что оказался на квартире Тусупова он непреднамеренно – не хотел в пьяном виде показываться на глазах своих родителей, с которыми проживает. Правда, он не учел, что аппетит может разыграться во время еды – и когда, очевидно, выплаченных денег показалось мало, девушка вновь обратилась за «возмещением». Получив отказ, у следователя помимо ее показаний, наконец-то появилось «железобетонное доказательство» в виде женских трусиков.

И так же на суде выпали еще две, уже не столь значительные подробности.

Первый следователь Малкенов, ведущий дело, оказывается, предупредил потерпевшую, что органам следствия необходимы плавки для проведения экспертизы. Однако Д, предпочла хранить их два месяца у себя дома.

А уже когда она принесла их новому следователю – то выемка проводилась в присутствии двух понятых: несовершеннолетнего, показавшего на суде, что он там вообще не присутствовал, и кандидата в сотрудники полиции. Мелочь. Однако уже она говорит о недопустимости доказательств, полученных с нарушениями.

Сильно обелять участников криминально-любовной драмы тоже слишком не стоит. Может, действительно, что-то пошло не так. И адвокат предполагает, что, возможно, и был секс (все ж люди взрослые), но оказался вовсе не таким, как ожидалось. Однако за подобное в УК ответственность пока не предусмотрена.

Хотя обе стороны настаивали на своем: потерпевшая рассказывала о своих платонических отношениях с Тусуповым, которые прекратились в ту роковую ночь; тогда как Тусупов и Суюндыков рассказывали, что как раз таки в ту ночь ничего и не было ввиду состояния их знакомой, и не исключено, что и их самих.

В своих жалобах адвокат подсудимого ссылается на статью 77 Конституции РК: Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность; любые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого; не имеют юридической силы доказательства, полученные незаконным способом.

Но в деле об изнасиловании все как всегда все вышло наоборот: доказывать невиновность приходится подсудимым и их адвокатам, а малейшее сомнение в их виновности трактуется как прописная истина, под которую нужно подогнать все остальные материалы дела.


Viewing all articles
Browse latest Browse all 16277

Latest Images

Trending Articles





Latest Images